Новости

Прошедшие события

« Все новости

Репортаж о работе секции психопатологии экспрессии и арт-терапии на юбилейном конгрессе Всемирной психиатрической ассоциации (Париж, 26-30 июня 2000 г.) 10.07.2011 21:23

26-30 июня 2000 г. в Париже прошел юбилейный конгресс Всемирной Психиатрической Ассоциации. Пятидесятилетие этой крупнейшей международной организации - событие весьма значительное. Не случайно конгресс был организован под патронажем президента Франции - Жака Ширака, а его мероприятия проходили во Дворце Конгрессов - самом крупном и наиболее представительном центре французской столицы, специально предназначенном для проведения крупных публичных мероприятий. Первый конгресс ВПА состоялся в Париже 50 лет назад, таким образом, выбор места проведения юбилейного конгресса был не случаен и подчеркивал значительный вклад Франции в становление и развитие психиатрической науки и международного сообщества врачей-психиатров.

В конгрессе приняли участие около четырех тысяч делегатов из более, чем пятидесяти стран. Его программа была чрезвычайно насыщенной. Как отметил в своем приветственном слове генеральный секретарь научного комитета конгресса Жан-Мишель Турин, "нынешний конгресс свидетельствует о зрелости современной психиатрии", а потому, наряду с обсуждением вопросов клиники и общей психопатологии, большое внимание на конгрессе было уделено вопросам профессиональной этики и прав пациентов, разработки новых подходов к классификации психических расстройств, влияния окружающей среды, культуры, экономики и политики на психическое здоровье человека, взаимодействия общества, психиатрической службы и частного сектора в осуществлении лечебно-реабилитационных мероприятий, интеграции фармако, психо и социотерапии, кросс-культуральной психиатрии и многим другим.

Заметное место в рамках конгресса заняла работа многочисленных симпозиумов, посвященных художественному  творчеству душевнобольных и использованию арт-терапии в психиатрических учреждениях. Общее число докладов, представленных на этих симпозиумах, было вполне сопоставимо с числом докладов, посвященных достижениям современной психофармакологии и общей психиатрической практики и значительно превышало количество выступлений, посвященных, например, когнитивно-бихевиоральному подходу или психоанализу в психиатрии. Это подчеркивало ту роль, которую сыграло исследование продуктов художественного творчества душевнобольных в истории Всемирной Психиатрической Ассоциации, а также свидетельствовало о растущем признании значения арт-терапевтических подходов в лечении и реабилитации психически больных. Пятьдесят лет назад, в рамках первого конгресса ВПА была организована «Международная выставка психопатологического искусства», на которой были представлены художественные работы более, чем трехсот пациентов из 17 стран. Выставка вызвала чрезвычайно высокий интерес и придала новый импульс исследованию психопатологического творчества.

Без этого интереса к творчеству душевнобольных и изучению его связи с различными направлениями современного искусства, социальными и эстетическими предпочтениями, а также этическими установками современного общества было бы трудно представить себе европейскую и мировую психиатрию ХХ столетия. Без этого интереса было бы также невозможно представить себе гуманистическую направленность деятельности ВПА, выступающую инициатором важных международных проектов, способствующих преодолению стигматизации и дискриминации душевнобольных, защите их прав и повышению качества их жизни.

Свидетельством преемственности основных ценностей и ориентиров ВПА и подтверждением той роли, которую сыграло в ее деятельности исследование художественного творчества психически больных людей, явились также две выставки, организованные в рамках нынешнего конгресса. Одна из них проходила непосредственно в помещениях Дворца Конгрессов и включала работы душевнобольных из Франции, Италии, Австралии и России. Российскую экспозицию составляли произведения из ярославской коллекции «Иные» (Руководитель В. В. Гаврилов). Она вызвала у участников конгресса большой интерес. Впервые работы отечественных художников «с психиатрическим опытом» были представлены на столь высоком уровне и произвели на участников конгресса сильное впечатление.

Другая выставка, организованная Centre d'Edude de L'Expresion психиатрической клиники Св. Анны и представлявшая собой ретроспективный показ аналогичных работ из коллекции клиники, созданной в середине ХХ века, проходила в галерее Сен-Жермен Университета Рене Декарта. Большинство экспонировавшихся здесь работ отличались высокими эстетическими достоинствами и были созданы такими получившими широкую международную известность авторами, как Чарлз Шлей, Огюст Милле, Жильбер Легюб, Алоиза Кобраз, Альбино Браз, Мария Новакович и другими.

Тематика симпозиумов, посвященных вопросам психопатологической художественной экспрессии и арт-терапии была очень разнообразной. Тон выступлениям задавали французские коллеги, и это не только потому, что они являлись хозяевами конгресса, но и в силу того, что французским психиатрам принадлежит особая роль в истории и современных исследованиях психопатологической экспрессии. Именно во Франции в конце XIX века врачи А. Тардье и М. Симон впервые в Европе обратили внимание на самобытную художественную выразительность творчества своих пациентов. В 1907 г. их соотечественник Марсель Режа публикует книгу "Искусство умалишенных". В 30-е годы врач-психиатр и один из идеологов сюрреализма Андре Бретон рассматривает психопатологическую экспрессию в качестве образца для подражания. В 40-е годы опять же французский художник Жан Дебюффе, очарованный нетрадиционностью психопатологического творчества, в противовес академическому, "культурному" искусству, провозгласил единственно «здоровым» искусство аутсайдеров. Франции принадлежит также важная роль в организации в 1957 г. Международного общества психопатологии экспрессии (в настоящее время - Международного общества психопатологии экспрессии и арт-терапии - SIPE).

В то же время, мы не могли не обратить внимания на проблемный характер взаимоотношений между французской традицией исследований психопатологической экспрессии и современной арт-терапией, которая, начиная с 40-х гг ХХ века развивалась, главным образом в англоязычных странах. Амбиции и установки, характерные для специалистов, представляющих такие страны, как Великобритания и США, конечно же, не могут не вызывать определенной идиосинкразии у французских специалистов, стремящихся отстоять свое место и роль в исследованиях и использовании исцеляющих возможностей искусства. Далеко не случайным нам показалось и то обстоятельство, что среди тех, кто выступал на многочисленных симпозиумах по психопатологии экспрессии и арт-терапии, специалистов из англоязычных стран были единицы, и это отчасти можно связать лишь с тем, что британская и американская традиции исследования психопатологической экспрессии в том виде, в каком она существует в странах континентальной Европы и в ее тесной связи с клиническим подходом, никогда не являлась существенным фактором развития арт-терапии. Более того, в Великобритании и США арт-терапия складывалась во многом вопреки традиции исследования психопатологической экспрессии (в которой ключевая роль всегда принадлежала психиатрам) и сложившимся подходам к лечению душевных заболеваний, что особенно отчетливо проявилось в 1960-е гг, явившиеся решающими для развития арт-терапевтического направления. Конечно же, высокий интерес к творчеству аутсайдеров существует в настоящее время и в Великобритании и США, однако он практически никак не связан с профессиональной политикой арт-терапевтического сообщества, зачастую выступающего против экспонирования работ душевнобольных и их изучения с клинических позиций.

В этой связи нельзя не привести цитату из публикации одной из представительниц британской арт-терапии Андреа Гилрой *, которая, обсуждая особенности национальных арт-терапевтических школ, отмечает: «Мы (то есть британцы) крайне редко применяем изобразительную продукцию пациентов в качестве материала для диагностики..., предпочитая пользоваться "динамическими формулировками"... Индивидуалистический, феноменологический подход более близок нам - британцам... Таким образом, динамический подход к арт-терапии в большей мере отвечает существующему социо-культурному контексту и сложившейся системе психиатрической службы». Рассматривая три основные модели современной арт-терапии - искусство, как целительство, арт-психотерапию и медицинскую модель арт-терапии, она приходит к выводу о том, что первые две являются в ее стране преобладающими.

Таким образом, далеко не простые отношения, существующие на сегодняшний день между различными арт-терапевтическими школами и подходами к изучению и использованию исцеляющих возможностей искусства, в значительной мере, как нам кажется, объясняют то, что представленные на юбилейном конгрессе ВПА и посвященные вопросам психопатологической экспрессии и арт-терапии доклады, несмотря на их многочисленность, не отражали всего спектра мировых достижений в этой области и отличались противоречивостью. Она, в частности, отразилась в том, что некоторые симпозиумы имели одинаковые названия и по своей тематике практически дублировали друг друга, но проходили при этом в разное время. Отсутствие согласованных позиций по элементарным вопросам, характерное для организаторов и ведущих разных симпозиумов со сходной тематикой, и их стремление отстоять свою точку зрения создавали некоторую путаницу в программе работы конгресса. Сожаление вызывало и то, что организаторы симпозиумов не обеспечили перевода франкоязычных докладов на английский язык.

В первый день конгресса (26 июня) состоялось несколько выступлений в рамках симпозиума «Психопатологическое художественное творчество: 50 лет спустя» (председатели: Карлос Карбонель и Анн-Мари Дюбуа). Само название симпозиума указывало на то, что ее основным содержанием должно стать исследование того, какой путь был проделан за истекшие с момента первого конгресса ВПА 50 лет в плане изучения художественного творчества душевнобольных и в подходах к использованию ее лечебного потенциала.

В своем выступлении Ирена Якаб (профессор психиатрии Гарвардского Университета, США) коснулась изменений в отношении общества к продуктам творческой деятельности душевнобольных, произошедших за последние несколько десятилетий. Она, в частности, отметила быстрый рост интереса профессионалов и общества, в целом, к этому творчеству и его признание в качестве оригинального и, в то же время, синхронизированного с другими течениями в искусстве, элемента мирового культурного процесса. В последние годы во многих странах были созданы богатые коллекции работ аутсайдер-арта, и художественные произведения душевнобольных становятся теперь авторской собственностью их создателей, подтверждая, тем самым, право психически больных людей на обладание плодами своего творчества.

Александр Копытин поделился опытом использования интерактивной арт-терапии в своей работе с психиатрическими пациентами на базе одного из амбулаторных отделений Санкт-Петербурга. Показанная им изобразительная продукция, созданная участниками арт-терапевтических групп, была проанализирована с точки зрения учета индивидуальных потребностей пациентов и динамики группового процесса. Он также коснулся некоторых эпистемологических и институциональных проблем, связанных с применением динамической модели арт-терапии.

Гектор Перез-Ринкон (Мексиканский Институт Психиатрии) подчеркнул междисциплинарный характер, отличающий традицию исследования психопатологической экспрессии. Ссылаясь на ряд работ, недавно выполненных в этой области исследований, он особо отметил то, что они ассимилировали достижения не только психиатрии, но и биологии и гуманитарных наук.

Лионель Вейнтраб (Франция) остановился на некоторых методологических проблемах, связанных с исследованием исцеляющих возможностей художественного творчества. Постулируя наличие двух подходов - одного, связанного с использованием картезианской, рационалистической модели познания, и другой - связанной с признанием холистической модели познания - он пришел к выводу о том, что на сегодняшний день наиболее реальными являются исследования на основе первого подхода. Его основной целью является проверка лечебных эффектов художественного творчества на пациента.

Рената Эйберг (психиатрическая клиника Св. Анны, Париж) рассказала о результатах использования арт-терапии в лечении пациентов, страдающих невротическими расстройствами питания, и показала ряд работ, созданных этими пациентами, особо отметив некоторые особенности их содержания.

Во второй день конгресса состоялись два симпозиума. Один из них назывался «Будущее арт-терапии» (председатели: Витторио Андреоли и Бертран Самюэль-Лежюнес), второй - «Искусство и психотерапия» (председатели: Г. Ба и Д, Бартелеми). Что касается первого симпозиума, то, к сожалению, несмотря на масштабность заявленной темы и, казалось бы, большие возможности для обмена взглядами и серьезного обсуждения перспектив развития арт-терапии, большинство его докладов было связано с частными вопросами терапии творчеством и не имели никакого отношения к основной теме.

Так, например, Шейла Шидья-Обеги (психиатрическая клиника Св. Анны, Париж) рассказала об использовании литературного творчества больных с лечебной целью. Лионель Вейнтраб (Франция) коснулся методологии исследования художественного творчества, в частности, возможности использования некоторых представлений когнитивной психологии.

Шарль Буддура (Ливан) на примере искусства кинематографа второй половины ХХ века попытался проанализировать изменение его ориентиров в плане исследования тех проблем, которые связаны с внутренним миром душевнобольного человека. Единственным выступлением, имевшим непосредственное отношение к заявленной теме симпозиума, явился доклад Дианы Уоллер (Великобритания) Она проанализировала современные тенденции развития разных арт-терапевтических направлений (включая арт, драму, музыкотерапию и терапию движением и танцем), обратив особое внимание на существующие между разными странами различия в определении профессионального статуса специалистов в области арт-терапии, формировании профессиональных сообществ, общенациональных стандартов образования и практической работы арт-терапевтов. Она также подчеркнула тот факт, что на сегодняшний день специалистам ряда стран не удалось сформировать единой позиции по большинству вопросов развития арт-терапевтического направления. Объясняя столь противоречивую картину нынешнего состояния арт-терапии в различных странах существующими различиями в их истории, экономике, политике, культуре, системах организации национального здравоохранения и той ролью, которую играют в них художники и представители иных творческих профессий, а также правовой базе арт-терапии, она выразила надежду на то, что все эти различия, обусловливающие своеобразие национальных арт-терапевтических школ, благодаря налаживанию профессионального диалога между сообществами специалистов разных стран, станут одним из факторов их взаимного обогащения и дальнейшего развития теории и практики арт-терапии.

Среди докладов, представленных на втором симпозиуме, были выступления, посвященные, в основном, обсуждению механизмов лечебного воздействия изобразительного и иных видов творческой деятельности на человека и той роли, которую при этом играют специалисты помогающих профессий (врачи, средний медицинский персонал, художники - руководители студий и др.). Так, например, Рене Понделон (Франция) рассказал о практике работы так называемых «аниматоров» (среди которых могут быть психотерапевты, медицинские сестры, художники и т. д.), играющих в лечебно-реабилитационном процессе разные роли. Кроме того, автор коснулся таких важных вопросов, связанных с деятельностью «аниматоров», как необходимость получения ими медицинских сведений о больном и участия в клинических конференциях, а также обратил внимание на отличие такой деятельности от организации досуга пациентов.

Фернандо Байро-Коррочано (Франция) обратился к анализу некоторых механизмов лечебного воздействия художественного творчества, связанных с сублимацией и отреагированием неосознаваемых переживаний в социально приемлемой форме, эстетическим опытом, а также участием психотерапевта, придающим процессу лечения «этическое» измерение.

Мюриел Кемама (Франция) в своем выступлении обратила внимание на различное качество процесса художественного творчества, связанное со спонтанной художественной экспрессией больных (более характерной для первой половины 20 века), с одной стороны, и арт-терапевтическими занятиями, с другой стороны. Присутствие арт-терапевта, по ее мнению, придает творческому акту иную направленность, что в немалой степени связано с переносом.

Хуге Шарбак (Франция) поделился опытом организации художественных и литературных мастерских на базе подросткового психиатрического отделения, а также социального центра для работы с подростками.

Выступление Патрисии Барре (Франция) касалось практики проведения международных драматерапевтических мастерских с участием инвалидов по различным заболеваниям (включая и психиатрических пациентов). Используя в качестве метафоры лечебно-реабилитационного процесса известную сказку про Пинноккио, она описала процесс творческого включения инвалидов в социум и сравнила его с превращением деревянного персонажа в полнокровное человеческое существо.

В третий день конгресса, в рамках симпозиума «Художественное творчество и психопатологическая экспрессия» (председатели: Ирена Якаб и Ги Ру) состоялись выступления Мюриел Лахари (Франция) - рассказавшей о творчестве средневекового священника Опицинуса де Канистриса - а также Алена Вассера (Франция). Последний поделился опытом работы на базе художественного ателье для психиатрических пациентов, где им предоставлена возможность для самостоятельных занятий художественным творчеством. Он подчеркнул то, что в лечебном воздействии такого творчества на больных большая роль принадлежит их социальной поддержке со стороны общества, которая тем более значительна, чем более зримыми для окружающих становятся плоды их деятельности.

Выступления в рамках состоявшегося в четвертый день работы конгресса симпозиума «Арт-терапия: перспективы профессионального признания» (председатели: Ришар Форестьер и У. Коббе), судя по его названию, должны были быть связаны с обсуждением вопросов профессионального признания арт-терапевтов и определения содержания и специфики их деятельности. Однако, вновь, также как и во второй день конгресса, когда заявленная тема о перспективах развития арт-терапии практически прошла "мимо", докладчики четвертого дня в своем большинстве обходили стороной наиболее важные вопросы профессиональной социологии и определения статуса арт-терапевтических специальностей, хотя именно эти вопросы, как нам кажется, на сегодняшней день во многих европейских странах, где сформировались национальные школы арт-терапии, являются одними из самых острых. Это, в частности, связано с активизацией профессиональной миграции арт-терапевтов, усилившейся после создания Европейского Союза.

Тем не менее, доклады этого дня были весьма интересны и касались, главным образом, методологии арт-терапии. Анн Пушель (Франция), в частности, подняла вопрос о том, насколько возможным является научное исследование творческих актов. Она предложила рассматривать арт-терапевтический процесс как единство двух основных элементов - психотерапевтической интеракции между пациентом и специалистом (осуществляемой, главным образом, посредством механизмов переноса и контрпереноса), с одной стороны, и спонтанной творческой экспрессии клиента, с другой стороны. Если первая на сегодняшний день имеет определенную научную базу, то вторая все еще остается «белым пятном» арт-терапии. Акцент на той или иной стороне арт-терапевтического процесса, по мнению докладчицы, является делом выбора самого специалиста.

Жакез Стильманн (Швейцария) также коснулся комплексной природы художественного творчества, которое может быть рассмотрено с самых разных позиций: структурной, содержательной и процессуальной. Столь же разнообразными могут быть объяснения того, что происходит в ходе арт-терапевтической работы. В то же время, он подчеркнул необходимость в творческой работе студентов, осваивающих арт-терапевтические методы, ее регулярном анализе и супервизиях, с тем, чтобы помочь им лучше понять природу и закономерности творческого процесса.

В своем выступлении Ришар Форестье (Франция) подчеркнул значимость эстетического опыта. Считая, что в процессе изобразительного творчества он является определяющим, и противопоставляя его тому опыту, который связан с арт-терапевтической практикой и психиатрическим взглядом на искусство, он предложил собственную описательную модель творческого процесса.

Барбара Болл (Германия) рассказала о новой модели качественных исследований арт-терапевтического процесса, учитывающей его комплексный характер и наличие сложной системы значений любых поведенческих проявлений, переживаний, визуализаций и творческой продукции его участников. Она считает принципиально важными для дальнейшего развития арт-терапии глубокие и методологически обоснованные исследования, принимающие во внимание контекст арт-терапевтической работы и характер взаимодействия между специалистом и клиентом на разных этапах лечения. По ее мнению, лишь благодаря учету трехсторонней коммуникации, протекающей между клиентом, специалистом и материалом или продуктом изобразительной деятельности, можно будет сформировать целостную картину того, что в действительности происходит в ходе арт-терапии, и какие факторы играют в ней наибольшую роль.

В последний день конгресса состоялись два симпозиума, посвященных вопросам психопатологии экспрессии и арт-терапии. Один из них (председатели: Ганс-Отто Томашофф и Магдалена Тышкевич) включал доклады преимущественно практической направленности. Анн-Мари Дюбуа (Франция) рассказала об исследовании художественной продукции детей и подростков, страдающих различными психическими заболеваниями. Использование эстетических критериев при ее оценке независимыми экспертами позволило дифференцировать работы больных детей от рисунков, выполненных детьми из контрольной группы.

Выступление Руфь Хампе (Германия) также было связано с использованием художественного творчества в лечении детей и подростков, страдающих психическими заболеваниями. Указывая на то, что арт-терапия используется в работе с детьми и подростками все еще достаточно редко, она подчеркнула положительные эффекты такой работы, позволяющие считать этот метод весьма перспективным для использования в детских психиатрических клиниках.

Магдалена Тышкевич (Польша) рассказала о деятельности Клуба Любителей Искусств, действующего на базе амбулаторного психиатрического отделения г. Гдыни. Пациенты занимаются здесь изобразительным и литературным творчеством. Такие занятия способствуют укреплению социальных контактов пациентов, повышению их самооценки и изменению отношения к болезни, что позволяет считать их важным элементом лечебно-реабилитационного процесса.

Жан-Мари Бартелеми (Франция) поделился результатами использования феноменологически-структурного подхода к анализу психопатологической экспрессии, позволяющему соотнести художественные, психологические и психопатологические критерии оценки и показавшему свою эффективность в объяснении творчества ряда выдающихся деятелей искусства.

Выступления, состоявшиеся в рамках другого симпозиума (председатели: Пьер Морон и Жан-Люк Сюдре) последнего дня конгресса, имели практическую направленность. Они касались новых областей использования арт-терапевтических методов: применения феноменологических критериев оценки художественной продукции в целях диагностики психических расстройств (Патрисия Барре. Франция), использования арт-терапии в работе с наркозависимыми (Диана Уэллер, Великобритания), жертвами сексуального насилия (Катрин Клаво, Франция) и страдающими невротическими расстройствами питания (Мари-Клод Озьем, Франция).

Посещение нами юбилейного конгресса Всемирной Психиатрической Ассоциации и участие в симпозиумах по психопатологии экспрессии и арт-терапии оказалось весьма полезным для оценки положения дел в современной психиатрии и той роли, которую играют художественное творчество душевнобольных и арт-терапия в «большой» психиатрии и сфере психического здоровья, в целом. Мы еще раз убедились в том, что наш многолетний интерес к творчеству душевнобольных и его признание в качестве важнейшей компоненты их социального бытия отвечают гуманным установкам европейской и мировой культуры и той системе ценностей, которая была и остается отличительной чертой многих прогрессивно мыслящих представителей нашей профессии. Впечатляющие результаты системных преобразований в области охраны психического здоровья, достигнутые в последние двадцать с лишним лет в развитых странах, приведшие к заметному повышению качества жизни душевнобольных, в немалой степени были связаны с широким внедрением методов психо- и социотерапии.

Мы также убедились в том, насколько различными могут быть подходы к пониманию и использованию исцеляющих возможностей творчества, и что эти различия в значительной мере определяются особенностями истории и культуры той или иной страны и ее народа. Для нас, в частности, стало более понятным то, что отличает мировоззрение и методы работы наших французских коллег, и те пути, по которым развивается французская традиция анализа психопатологической экспрессии и арт-терапии. Нам отчасти понятны и близки те проблемы, с которыми сталкивается арт-терапевтическое сообщество этой страны, а также врачи-психиатры и другие специалисты, вовлеченные в деятельность художественных ателье и других центров лечебно-реабилитационной направленности, а потому, мы надеемся на продолжение профессионального и культурного франко-российского диалога.

Мысленно возвращаясь к разнообразным впечатлениям, связанным с посещением французской столицы, нельзя не вспомнить каменную стену шестиметровой высоты, ограждающую территорию психиатрической клиники Св. Анны. Настолько же «неприступными», как и эти стены, были в свое время и предрассудки тех, кто изгонял «безумие» за пределы «просвещенного» общества. Оно неоднократно возвращалось в виде его гримас и, преобразованное энергией жизни и творчества, явилось на европейскую, а затем, и мировую культурную арену в виде нового искусства и новой морали ХХ века. Удивительным образом, клиника Св. Анны стала одним из первых европейских центров междисциплинарных исследований психопатологической экспрессии. Именно здесь, начиная с середины ХХ века, профессор психиатрии Робер Вольма организовал Centre d'Etude de l'Expression, на базе которого (в дальнейшем - уже под руководством Клода Вьяра) осуществлялась деятельность художественных ателье для душевнобольных, проводилось научное изучение продуктов их творчества и создавалась коллекция их работ. Этот пример убеждает нас в том, что любые стены - отчуждения, непонимания, предрассудков и т. д. - преодолимы. Современная психиатрия вступает в XXI век с достаточно ясным пониманием того, что проблемы психического здоровья являются не столько медицинскими и ведомственными, сколько общекультурными и общечеловеческими.  

Репортаж подготовил Александр Копытин

(впервые опубликовано в международной журнале арт-терапии «Исцеляющее искусство», 2000, Том 3, № 3, С. 2-17)